Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Литературный портал Booksfinder.ru

Волонтеры атомной фиесты - Розов Александр Александрович - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Пролог. Осень 2-го года по меганезийскому исчислению

20 октября прошлого года на атолле Тинтунг (Север островов Кука), некий «Конвент Меганезии» захватил власть и заявил претензии на большую часть Океании. Никто не воспринял это, как реальную угрозу. Некоторые коммерческие структуры в развитых странах даже использовали «фактор Конвента» в биржевой игре наряду с «фактором сомалийских пиратов» и «фактором афганских талибов». Они смеялись над теми, кто поднимал тревогу из-за того, что «акватория Конвента» стремительно расширяется…

Великая Хартия (принята Кооперационной Ассамблеей, по предложению Конвента).

*

Преамбула. Меганезия — это конфедерация, построенная на принципах кооперативной анархии. Государство, как власть клана или социального класса над гражданами и природными ресурсами, запрещено. Любая попытка создать государство пресекается ВМГС. Великая Хартия не подлежит отмене или изменению никем и никогда. Любая попытка отменить или изменить ее, либо игнорировать ее, пресекается ВМГС.

*

Артикул 1. Единственная политическая власть в Меганезии — власть Верховного суда, избираемого каждый год, в количестве шести граждан, из них три по жребию, и три по рейтингу популярности их политэкономических высказываний среди граждан. Власть Верховного суда ограничена только Великой Хартией.

*

Артикул 2. Каждый гражданин Меганезии — под безусловной защитой правительства. Эта защита не зависит ни от какой политики, ни от какой дипломатии, и осуществляется любыми средствами без всякого исключения. Поскольку нарушение любого базисного права одного гражданина есть тотальное нарушение всех базисных прав всех граждан, полиция и армия применяют против нарушителя прямую вооруженную силу.

*

Артикул 3. Правительство нанимается гражданами Меганезии на открытом конкурсе, и исполняет 3-летний усредненный заказ граждан по обеспечению свободы, безопасности и инфраструктуры, по твердой контрактной цене, уплачиваемой, как социальные взносы.

*

Артикул 4. Война ведется в двух случаях: при угрозе безопасности граждан, либо при возможности получить прямую экономическая выгоду для граждан. Во втором случае война ведется по бизнес-плану, утвержденному Верховным судом.


*1. Чехарда в австронезийском небе

23 октября 2 года Хартии. Ночь. Меганезия. Вануату. Остров Вемерана (около 1800 км к востоку от Австралии). Авиабаза Луганвиль. Штабная башня. Центр управления.

25-летняя каролинская креолка Джой Прест Норна, координатор технического развития Меганезии, ударила кулаком по столу, и процедила сквозь зубы.

- Уроды! Они думают, что мы теперь пацифисты? Ну, они за это кровью умоются!

- Что там? — нетерпеливо спросила 23-летняя этническая вьетнамка Тху Феи-Феи, одна из шести судей меганезийского верховного суда.

- Вот, смотри! — координатор ТР повернула к ней экран монитора, — Асси пихнули нашу Читти Ллап в аэробус и отправили в Таиланд. Типа, по заявке тамошней прокуратуры.

- И те и другие должны подвергнуться санкциям, — спокойно произнесла Тху Феи-Феи.

- Прежде всего, Феи-Феи, — проговорил другой судья, 40-летний этнический австралиец Ахоро О'Хара, — должен быть спасен наш человек. Ее обвиняют в кокаиновом трафике, следовательно, в Таиланде ей грозит смерть.

Вьетнамка согласно кивнула, признавая правоту О'Хара, и не потому, что он получил годичные судейские функции по рейтингу среди граждан, а она — по жребию. Хартия не различает судей по методу назначения. Но, круг знаний О'Хара был безусловно шире, а жизненный опыт разнообразнее, чем у нее, и Феи-Феи это понимала.

- Да, — сказала она, — Прежде всего Читти Ллап надо освободить. Когда оффи увидят, как сгорают их товары в океане, тогда они станут сговорчивыми. Надо вызвать Гремлина и Кресса, чтоб готовились сжигать корабли австралийских и таиландских оффи.

- Меня и вызывать не надо, я здесь, — сообщил густой хрипловатый баритон.

…Все взгляды повернулись к крупному рыжеволосому этническому ирландцу. Он был несколько старше 40 лет, и одет в униформу коммандос Народного флота, украшенную пиктограммами — значками участия в боевых операциях и еще — шестью серебристыми нашивками коммодора (шефа штаба фронта). Его звали Арчи Дагд, или Гремлин.

- Тихо заходишь, — с уважением отметила Тху Феи-Феи.

- Работа такая, сента судья, — ответил он, — и, разрешите высказать мое мнение.

- Конечно, коммодор. Мы слушаем.

- Йети сказал, что успеет перехватить аэробус, вот тут, — сказал Гремлин, сделал шаг вперед и положил на стол свой палмтоп, на маленьком экране которого была открыта карта австрало-азиатского сектора со схемой из одной синей линии и одной красной.

- Хэх… — выдохнул Ахоро, — …Ну, что, Феи-Феи, отдаем приказ?

- Да, — сказала вьетнамка, — и будет правильно, если Гремлин проконтролирует все на месте… Если ты успеваешь по времени, коммодор.

- Я успею, — лаконично ответил рыжий ирландец.

«Airbus» A-380 компании QAN рейс 818 летел над пустынями Центральной Австралии курсом норд-вест со скоростью 900 км в час, и уже оставил за хвостом 1600 км из 7600, разделяющих Сидней и Бангкок. В это время звено меганезийских истребителей класса «Крабоид» стартовало с Палау курсом зюйд-вест, со скоростью 950 км в час. Обычная геометрия для младшей школы позволяла предсказать, что через полтора часа аэробус и истребители окажутся примерно в одной точке между Новой Гвинеей и Сулавеси, над акваторией Южных Молуккских островов, именуемой: «море Банда». Уже интуитивно возникает предчувствие, что рандеву над морем с таким названием, ничем хорошим для авиалайнера не пахнет. Особенно если это произойдет в предрассветных сумерках.